Gallery

Автобиография школьницы.



 

Автор: catalina_kiss

Часть 1

Моя половая жизнь началась довольно рано - в 16 лет. Надо сказать, что росла я хоть и в крупном, но провинциальном населённом пункте, и в том возрасте мне казалось, что я уже довольно взрослая для любого рода отношений между парнем и девушкой. Для той среды, в которой я варилась, это было естественно. И видение жизни у 16-летней девушки было примерно таким: мальчики цепляют девочек; девочки, хоть и ломаются, но ведут себя
так, чтобы их “подцепили”; все счастливы.

Я видела образ жизни старших девочек и некоторых моих ровесниц - ранних пташек. И в голове рисовался идеал поведения молодой девушки. Сотни раз, я рисовала себе в голове картинку, каким будет мой первый раз. Боюсь, я разочарую читателя, если опишу то, что представляла. Позже, в студенческие годы, я читала подобную исповедь одной девушки - у неё этот период припал на середину 90-ых. В её мечтах был красавец парень, готовый на всё за неё. И взамен она была готова дать ему всё. В своём рассказе она очень много фокусировалась на эротических подробностях, и в общем получилось довольно паршиво и пошло. Но одна мысль возникла у меня после прочтения: моя мечта о первом сексе была намного мельче и пошлее. Красавец парень, готовый на всё? Не было такого в мечтах и отродясь. Не было даже мысли, что кроме секса у нас с ним могут быть какие-то ещё отношения. Не было в мечтах романтики. Молодая девушка, не мечтающая о романтике - это что-то неестественное. Но я была именно такой.

Я много раз пыталась объяснить себе свои тогдашние взгляды на жизнь. Я стремилась к тем идеалам, которые видела в повседневной жизни. Я водилась с такой компанией, в которой это было нормой. Не скажу, что компания у нас была такая уж грязная: интересное (для того возраста) общение, хорошие товарищи, готовые на многое друг за друга. Вот только повзрослевшие рано... А отец и мачеха были сильно заняты воспитанием моего братика, отгораживаясь от меня всем, чем могли, и почти ничего мне не запрещали.

Примерно так обстояли дела, когда я встретила свои 16 лет.

* * *

9-ый класс я закончила на отлично. Сдала экзамены и отправилась на море с отцом, мачехой и трёхлетним братом. Мы редко выбирались куда-то вместе хотя бы на один день, а тут поехали на целую неделю.

Сейчас я понимаю, что мой отец чувствовал вину передо мной, за то, что уделял мне так мало времени. Он разрывался между работой, женой и воспитанием сына, а на меня времени почти не хватало. Финансовое положение в семье было не-ахти, и сейчас я понимаю, каких усилий ему стоило вывезти всю семью на море. Тогда однако я этого не понимала. И поэтому предложила моей подружке Оле поехать с нами (конечно, за свой счёт). Оля была не против, мачеха была за (видимо, чтобы я под ногами поменьше у неё путалась), и папа согласился. Сейчас я вижу, как он не хотел этого. Отношения между мной и родителями были не очень хорошими, мягко говоря, и эта поездка на море должна была сблизить нас. Может, если бы он не согласился тогда, наши отношения с ним не испортились бы окончательно.

Итак, мы поехали в Бердянск, где целую неделю снимали две комнатки. Одну занимали папа, мачеха и брат, другую - я с Олей. Каждое утро мы завтракали и шли на море. Это были чудесные часы: мы впятером плескались в воде, загорали, играли в волейбол, ели мороженное. Все были счастливы: братик был в восторге от моря, папа искренне улыбался и смеялся, и даже недолюбливающая меня мачеха не показывала своё негативное ко мне отношение. Затем мы шли домой, обедали, отдыхали. А потом, когда солнце становилось не таким жестоким, мы с Олей шли гулять по городу. Конечно, отцу это не нравилось, но мачеха была не против, а мы с Олей умели упрашивать. Так что ему ничего не оставалось, кроме как отпускать нас.

И мы с Олей счастливые бежали гулять. Было обычно около 5-ти - 6-ти вечера, домой вернуться нам наказано было не позже 10-ти. У нас было 4-5 часов полностью без контроля, и мы ими пользовались, как могли. Обычно мы покупали какую-то слабоалкогольную выпивку и шли на пляж. Конечно, не на тот, на который ходили мой родители. Там мы располагались на песочке, и греясь на солнышке выпивали наши “Лонгеры” или “Шейки”. Потом бежали купаться. А вечером шли на местную дискотеку.

Естественно, две молодые девушки в купальниках на пляже не могли остаться без внимания молодых людей. Первый день был не особо удачным. С нами познакомились трое парней, но особого желания продолжать общение они не проявили. Мы даже приуныли. Но во второй, их было хоть отбавляй. Мы представлялись сёстрами, Оля - старшей, я - младшей. Я не буду описывать всех ребят, с которыми мы познакомились тогда. Были двое, с которыми мы дружили дольше всех - целых три последних дня. Моего звали Лёша, Олиного - кажется, Андрей. Им было по 20 лет, приехали они откуда-то из Харькова. Очень приятные молодые люди.

Вместе мы ходили на дискотеки, сидели в каких-то кафешках. Целовались.

В предпоследний день нашего отъезда мы вчетвером сидели на пляже, было около 10-ти вечера - мы решили наплевать на папины указания. Днём прошёл дождь, и людей на пляже кроме нас почти не было - с другого края пляжа слышались какие-то голоса. Мы с Лёшей пошли пройтись по округе. Ходили недолго, около 15-ти минут - дошли до ларька, купили мороженное и пошли назад. Когда мы подошли к нашему месту на пляже, я с удивлением увидела, что Андрей и Оля трахаются прямо на нашем с Олей полотенце. Трахались они в классической позе. Оля постанывала и царапала Андрею спину, мощный зад Андрея ритмично двигался. Я стояла как вкопанная, и смотрела на это с минуту. Очнулась от того, что Лёша тихонько потянул меня за руку: “Пошли, пусть они закончат”.

Ночь была тёмная. Мы пошли к морю, Лёша предложил искупаться. Мы зашли в воду где-то по пояс и начали целоваться. Лёша обнимал меня, трогал меня за талию, попку, грудь. Он снял с меня лифчик и начал целовать мои соски. Я не знала, сопротивляться мне или наоборот - помогать, и поэтому стояла как вкопанная. Он запустил мне руку в трусики и я почувствовала, что ужасно хочу оказаться в таком же положении, как сейчас Оля. Я запрокинула голову, положила руки Лёше на плечи, а Лёша ласкал пальцем мой клиторок. Впервые кто-то кроме меня самой коснулся моей киски, впервые я ощутила этот приятный холодок ниже живота. Я просто потеряла голову и готова была отдаться Лёше, или Андрею, или им обоим, или ещё кому-то из тех ребят, с которыми мы познакомились. Лёша взял меня на руки, вынес туда где помельче, поставил рачком и спустил с меня трусики. Я была в сильном напряжении, сердце моё стучало, ноги дрожали. Но я хотела этого!

Однако сделать своё Лёше не дали. Оля и Андрей, видимо закончившие, подошли к воде и стояли, наблюдая за нами. Лёша, увидев их, смутился, натянул свои спущенные трусы. Я тоже быстро оделась и пошла к берегу. Ребята, увидели, что спугнули нас, сказали, что уже уходят, но всё равно вышла на берег и сказала, что нам уже пора домой.

Ребята предложили выпить пива напоследок. “Классные вы сестрички” - сказали они нам, когда мы расположились на пляже с пивком. От пива я моментально опьянела, Оля, видимо тоже. Мы договорились встретиться завтра, Лёша обещал что сделает мне так приятно, как мне ещё никогда не было. Я шепнула ему на ухо, что я его хочу, мы попрощались и пошли по домам.

По дороге пьяная Оля рассказывала пьяной мне, что оказывается, это был не первый её раз, что до этого у неё уже был секс. Пьяная я рассказывала пьяной Оле, как мне нравится Лёша, как я хочу завтра с ним трахнуться. В общем к полуночи мы добрались до дома.

* * *

Папа, конечно же, не спал. И всыпал нам по-полной. И за опоздание, и за запах алкоголя, и за криво одетые купальники. Злой и раздражённый он пошёл спать. Мы тоже легли и моментально уснули - спали мы на одной двуспальной кровати. Не знаю, бывает ли такое ещё у кого-то: если я легла спать пьяная, то ночью я иногда просыпаюсь и не могу уснуть.


Не представляю, сколько было времени, когда я проснулась. Ночь была глухой, луны не было, за окном гремел гром. Я лежала и вспоминала все подробности вчерашнего вечера. Мне представлялась симпатичная попка Андрея, которая ритмично двигалась, Олины руки, царапающие спину Андрею, Лёшины руки, ласкающие мою киску, стягивающие с меня трусики. Я рисовала себе картинку того, что бы могло быть дальше: я в одних трусиках лежу на песке у линии воды, лёгкий прибой щекочет мои бока, Лёша наклоняется ко мне, целует мою грудь, животик, снимает с меня трусики и ложится на меня. Я представляла, как он опускает свои плавки, и его член вырывается наружу, а я беру его рукой и начинаю ласкать. Прибой уносит мои трусы в море, я лежу абсолютно голая, расставив ножки...

От этих мыслей я возбудилась не меньше, чем от Лёшиных пальчиков. Спала я в одних трусиках - было очень жарко. Я положила руки на животик, потом начала водить ими по бокам, щекотать свою грудь. Мои соски мигом набухли, а приятный холодок внизу животика стал ещё приятнее. Я положила руки в низ живота, немного спустила трусики и обнаружила, что они уже мокрые. Киска у меня всегда выбрита. Я водила руками по уже начавшим отрастать волосикам и почувствовала такой приступ возбуждения, что поневоле застонала и прогнула спину.

Я посмотрела на Олю - она мирно спала рядом, тоже в одних трусиках, укрытая по пояс. Я немного расставила ножки и положила руку на свой клитор. Снова покосилась на Олю - она всё так же спала. Я начала двигать рукой, массируя свою пиздёнку. Я представляла как сильные руки Лёши берут меня, раздвигают мне ножки, его член рвётся внутрь меня... Я начала постанывать, одной рукой массируя грудь, другой - киску. Оля всё так же спала. Если бы я была одна, я бы кричала, я бы трахнула себя чем-то, что попалось бы под руку.

Я подумала, что делать это рядом с Олей рискованно и решила выйти в туалет. Я села на кровати со спущенными трусами, не убирая руку с киски, и тут почувствовала, что алкоголь ещё не вышел. Голова моя закружилась и стала тяжёлой. Я закрыла глаза, запрокинула голову, а моя рука снова машинально начала ласкать киску. Всё также массируя клиторок, с закрытыми глазами и спущенными до колен трусиками, постанывая, я стала опускать ноги на пол, и собиралась уже одеть халатик, как вдруг услышала сзади:

- Катя...

Я замерла, готовая провалиться сквозь землю.

- Катя!

Я повернулась к Оле - она приподнялась на локте, смотрела на меня и улыбалась. Я пробормотала, что иду в туалет. Она села рядом со мной, положила руку на мою киску и почувствовала, какая я влажная.

- В туалет? Зачем? Там же неудобно.

Я молчала. Она уложила меня на кровать и поцеловала меня в губы.

- У меня никогда такого не было, - прошептала она, и снова меня поцеловала. Я ответила на её поцелуй, она легла на меня, и мы начали лизаться. Наши груди тёрлись друг об друга, я заводилась всё больше и больше, дыхание стало частым. Оля стянула с меня трусики и начала вылизывать мою мокрую писечку. Это было в сто раз приятнее, чем пальчики Лёши. Я прогинала спину, стонала, теребила Оле волосы. Её язычок скользил по моему клитору, проникал внутрь, она стала помогать рукой - массировала мой лобок, пока язычок ласкал клитор. Я была в экстазе. Такого со мной никогда не было, я никогда не представляла, что моя подруга способна на такое!

Я была очень возбуждена, но не кончила. Оля видимо хотела сама получить удовольствие, потому не стала дожидаться. Она оторвалась от моей пиздёнки, села передо мной, мы обе перевели дыхание. Не долго думая, она сняла свои трусики, и уселась мне на лицо. Её тёплые бёдра сжимали моё лицо, а её текущая киска была прямо надо мною.

- Давай, девочка, - сказала она мне. - Твоя очередь!

Я коснулась язычком её мокрых половых губок и почувствовала вкус её влаги. Губами сжав клитор, я оттянула его и услышала сверху Олин стон. Несколько раз я провела языком по щёлке - с каждым разом Оля всё громче и громче стонала. Потом она двинула тазом мне навстречу, и я утонула в её возбуждённой мокрой пиздёнке. Оля начала двигать тазом, всё больше обхватывая меня, я губами прижалась к её киске, а руками обхватила её бёдра и помогала ей двигаться.

Хорошо, что комната родителей была не через стенку - Оля всё громче стонала. Такого я не могла даже представить. Я закрыла глаза, мои губы и нос тонули в густом соку, который струился из киски моей (теперь уже точно лучшей) подруги. Мне было сложно дышать, но Оля давала мне отдышаться. Минут через 10 она кончила, переходя почти на крик. Её кончающая киска пульсировала прямо у меня на лице, таз её дёргался, как бы в судорогах. Она кончала секунд 20, а я вдыхала её запах.

После этого мы расселись по разным концам кровати, смотря друг на друга, как бы пытаясь осознать, сон это был или явь. Начало светать. Мы оделись и обнявшись уснули.

* * *

Следующее утро было пасмурным. Я продрала глаза часов в 11. Оля уже не спала и сидела за столом, листая какой-то журнал.

- Папа твой очень злой, - сказала она мне. - Не поздоровался даже сегодня со мной. Мне кажется, он нас слышал ночью.

Этого ещё только не хватало. Я и так чувствовала свою вину перед ним за то, что взяла на море Олю, и за то, что мы вчера пришли пьяные.

У Оли явно было плохое настроение - она не особо горела желанием обсуждать нашу бурную ночь. Выходить из комнаты было стыдно, и мы просидели в ней до полудня. Пошёл дождь. Оля немного повеселела, даже начала обсуждать планы на вечер. Это ведь был последний вечер перед отъездом, она планировала оторваться на всю, но я подозревала, что папа нас сегодня никуда не отпустит. Так и вышло, в общем-то. Он зашёл к нам в 12.

- Стыдно выходить? - спросил он. Мы молчали. - Завтракать идите, мы уже давно поели.

Мы поплелись на кухню, а я гадала, слышал ли он нас ночью или нет. Кроме того, я начала переживать, что если папа будет с нами проводить беседу касательно нашего поведения, то Оля начнёт ему грубить. Настроение подупало.

Мы сели завтракать вдвоём. Я снова вспомнила Лёшины пальчики у меня в трусах, секс на пляже и вкус Олиной киски. Оля, которая сидела напротив меня, положила свою ногу на мою и подмигнула мне.

- О чём ты думаешь?

- Ни о чём, - почему-то после того, что у нас было, мне было стыдно обсуждать свои мысли.

- Катюха, всё хорошо. Не переживай. Ну пришла пьяной поздно - все хоть раз в жизни напиваются.

- Я не о том волнуюсь.

- Да не слышал он нас. Если бы слышал, зашёл бы к нам прямо тогда и остановил нас.

- Да, скорее всего так и есть.

Мы помолчали.

- Ну а вообще, тебе понравилось?

Я кивнула и отчего-то покраснела. Оля рассмеялась, подошла ко мне и поцеловала взасос. Я встала, подошла к открытому окну, из которого доносились раскаты грома, и присела на подоконник. Положила руки Оле на талию, и мы долго и страстно целовались. Ветер трепал наши волосы, сплетая их вместе.

* * *

Было раннее утро, часов 6. Я открыла глаза и сразу сделала то, что за последнюю неделю стало привычкой: опустила руку в свои трусики. Пара движений рукой - и мурашки начали бежать по телу. Я закрыла глаза, откинулась на подушку и начала массировать рукой лобок и клитор. Вот уже неделя, как я вернулась с моря, и каждое утро, перед тем как встать, вместо зарядки я делала такие вот упражнения. Иногда даже доводила себя до оргазма.

Моя (теперь уже точно лучшая) подруга Оля, вот уже неделю как уехала “на ещё одно море” со своими родителями. Конечно, она звала меня с собой, но мой отец ничего не хотел про это слышать. И я осталась в пыльном грязном родном городе.

Поласкав себя минут 10 и изрядно возбудившись, я сбросила простынь, которой была укрыта, стянула с себя мокрые трусики и абсолютно голая стала в центре комнаты. Летом я всегда вставала рано, а в учебном году, как назло, просыпала школу. Отец с мачехой и братиком гостили у родителей мачехи почти всю неделю, и я могла делать всё, что хочу. У меня на шкафу висело зеркало в полный рост, и я подмигнула своему отражению. Отражение подмигнуло мне и начало очень сексуально потягиваться. Та девушка в зеркале была чертовски заводная. Она щекотала свои бока, мяла грудь, поглаживала животик. Она смотрела на меня взглядом, в котором было столько желания... Она расставила свои ножки, запустила ручку между ними и пальчиками раскрыла свою влажную похотливую пиздёнку. В ней было столько страсти! Потом она уселась на ковёр и, расставив ножки, принялась раздвигать киску, массировать её и жутко сексуально постанывать. Потом, став рачком, задом к зеркалу, расставив ножки, принялась гладить свою розовую упругую попку. Она явно хотела, чтобы рядом был кто-то, кто хочет того же, чего и она, кто поймёт её без слов, возьмёт её и будет делать с ней всё, что захочет. Она бы позволила...

Вот уже почти неделю эта девушка из зеркала устраивала передо мной такие вот выступления. Надо сказать, что поездка на море немного изменила мои взгляды на жизнь. Главное - это то, что в моих фантазиях появилась романтика. Я понимаю, что Лёша и Андрей с моря скорее всего мало чем отличались от тех мальчиков, с которыми я до этого общалась (ну возрастом, разве что), но те вечера, которые мы провели с ними, были совсем не похожи на то, что я наблюдала до этого. И теперь меня как-то даже не тянуло в старую компанию. Я была рада, что всё ещё осталась целкой, и не потеряла свою девственность с каким-нибудь павликом из соседнего двора.

Я скучала по Оле. Скорее всего не столько скучала не по ней самой, сколько мне хотелось новых неизведанных ощущений. Я снова хотела ощутить её текущую киску у себя на лице... Я сидела перед зеркалом, лаская себя, представляя, как нам с Олей будет хорошо, когда она вернётся. Всё вокруг поплыло, как в тумане, я откинула голову назад, перестав следить за своим отражением. Это было похоже на опьянение, я неглубоко трахала себя пальчиками в киску, а потом обильно и продолжительно кончала, крича от восторга.

Мой сосед шёл на работу, и я услышала, как открывается дверь его квартиры. Потом он долго возился с ключами, а я сидела и прислушивалась. Если он слышал мои стоны, то скорее всего расскажет родителям, и теперь мне уже не отвертеться. Той ночью на море папа оказывается слышал только Олю, и он даже не предположил, что мы могли ласкать друг друга. Я тогда сказала, что это Оля мастурбировала. Для большей правдоподобности, я рассказала, что Оля познакомилась на море с мальчиком, и у них почти дошло до секса.

С отцом у нас отношения ухудшились ещё больше. Он был в обиде на меня, за то, что я испортила отдых, на который он так долго собирал деньги. Может я и не испортила отдых мачехе с братиком, но ему - это точно. Он ведь хотел улучшить отношения в семье, сблизить меня с ним и мачехой. А тут мало того, что мы целыми вечерами гуляли отдельно от родителей, в последний день припёрлись пьяными поздно ночью, так ещё и подружка моя оказалась озабоченной. Конечно, он наказал нас с Олей в тот день - никуда не пустил. И когда они с мачехой решили поехать в гости к её родителям, о том, еду я с ними или нет, вопрос даже не стоял.

У отца была жива мать - моя бабушка. Пока родителей не было, она приходила каждый день около полудня, варила мне кушать. Хотя я и сама могла бы.

Сосед ушёл, а я поднялась с пола. Было ещё очень рано. Я навела порядок в квартире, постояла, покурила голая на балконе. Завтра должны были вернуться родители, и мне хотелось как-то воспользоваться своей свободой. Почему у меня нету какого-то хорошего друга, с которым я могла бы заняться чумовым сексом? За эту неделю я пристрастилась к секс-чатам и порно. Я включила компьютер и принялась смотреть порно-картинки. Зашла в чат, там поймала какого-то очередного хвастуна с членом 23 см и прообщалась с ним до прихода бабушки.

Вечером я решила пойти гулять. Вся компания была в сборе, мы сидели во дворе детского садика, пили пиво и слабоалкоголку, трендели о жизни. Я с удивлением смотрела на наших парней и не могла понять, как ещё две недели назад они мне казались такими идеальными. Теперь я была уверена, что ни с кем из них я девственности лишиться не хочу.

* * *

Когда я шла гулять, я не могла и предположить, что на следующее утро проснусь уже не девочкой.

Папа звонил мне каждый вечер около 11-ти - проверял, дома ли я. Он взял с меня обещание, после 11-ти из дома не уходить, и я решила его сдержать, тем более что гулять-то особо не тянуло. Я до сих пор немного не понимаю, почему он не взял меня тогда с собой. После того, что было на море, почему он рискнул на неделю оставить дочку одну? Я подозреваю, что в тот момент у него опустились руки, и может он сам того не осознавал. А может дело в мачехе? Может она от меня отдохнуть хотела?

Наша компания иногда общалась со старшими ребятами. И в тот вечер к нам как раз подошли ребята лет по 17-19. Один из них, Миша, довольно симпатичный парень явно на меня положил глаз. А я подумала: почему нет? Когда начало смеркаться, Миша предложил мне пойти к его знакомым на квартиру - они что-то праздновали. Я согласилась, и мы пошли. Девочки из нашей компании с завистью смотрели мне вслед.

Праздновали чей-то День рождения. На квартире было человек 10 парней, и столько же девочек. Вообще, праздник был весьма странным. Все что-то пили, но не централизовано, а маленькими компаниями. Меня со всеми познакомили, и тут я, признаться, пожалела, что пошла. Девушкам было лет по 18, а парням - от 18-ти и где-то до 25-ти. А мне было 16! У девушек на лицах читалось: “Что это за мелочь?” Парни же как-то странно отреагировали на моё появление, а один шепнул Мише: “Кого ты привёл? Ты хочешь сесть?”

Я конечно понимала причину их суеты. Я даже подумала уйти, но меня попросили остаться. Спасло меня то, что все общались маленькими группками - кто в комнате, кто на кухне, кто на балконе - и всё внимание не было приковано ко мне. Я, кстати, так и не поняла, у кого был День рождения. Я остановилась у одной из группок, в которой было 4 парня, в том числе Миша. Меня расспросили, кто я, откуда, есть ли у меня парень, сколько мне лет. Все что-то пили, я тоже.

Где-то через час я уже была порядком подвыпившая и ловила на себе многозначительные взгляды нескольких ребят. Было почти 11, я засобиралась домой - мне ведь будет звонить папа. Один довольно взрослый молодой человек вызвался меня проводить, но я отказывалась. Меня очень просили остаться, но объяснила всем, почему не могу. Тогда Миша предложил:

- Приходи позже. После того, как поговоришь по телефону.

Я пообещала прийти, хотя сама решила не возвращаться - слишком много тут было незнакомых ребят. Я обулась и побежала вниз по ступенькам. На улице меня догнал тот самый молодой человек, который хотел меня проводить. Он сказал, что не хочет, чтобы я по такой темноте ходила сама. Мы разговорились, оказалось, его зовут Максим, ему 23 года, его недавно бросила девушка. Он мне понравился.

Когда мы дошли к моему подъезду, я сказала:

- Всё, спасибо, Максим, в подъезд я уже зайду сама.

- Я тебя подожду тут.

- Не надо меня ждать.

- Ты вернёшься?

- Не знаю...

- Я так и знал. Ты не хочешь туда возвращаться?

- Если честно, не очень.

- Я тоже, - он улыбнулся. - Давай не будем туда идти. Выходи - пообщаешься со мной, смотри, какая ночь хорошая.

- Максик, давай завтра встретимся.

- Ну, Катюша. Когда ещё такая возможность представится?

Больше всего я боялась, что он будет проситься в квартиру. Я бы ни за что не рискнула его впустить. Но он был довольно тактичен, и ничего плохого себе не позволял.

- Ну что, Катька? Я могу надеяться, что ты выйдешь?

- Хорошо. Выйду.

- Я жду.

Он уселся на лавочку. Я пошла домой. Было ровно 11. Минут через 10 позвонил папа, мы поговорили с ним, как и всегда. Я задумалась: спускаться или нет? Посмотрела в окно - Макс сидел на лавочке. Меня пленила его вежливость и порядочность, и я решила пойти.

Перед тем, как выйти, я задумалась ещё раз. Итак, сегодня ночью я собираюсь первый раз трахнуться. Пора уже. Тем более Макс очень классный. Я вернулась в комнату, одела коротенький сексуальный сарафанчик и сняла лифчик. Мурашки бежали у меня по коже, соски встали дыбом и торчали из-под одежды. Обула я туфли на платформе с тесёмками до колен - самая сексуальная обувь.

Когда я спустилась, Макс был поражён. Он не ожидал такого.

- Нравится?

- Катька, ты красавица, - он уставился на мои соски.

- Ну что, куда пойдём?

Макс задумался.

- Знаешь, холодает. Пойдём ко мне?

- Макс, - я сказала ему серьёзно, - ты хочешь этого точно?

- Да! - Он обнял меня за талию и притянул к себе. Моё сердце стучало. Я поддалась ему. Он поцеловал меня, я ответила.

- И я хочу... - прошептала я.

И мы пошли. На пороге квартиры, не включая свет, едва закрыв дверь, Максим принялся меня страстно целовать. Это было так неожиданно. Я просто не могла сопротивляться и отвечала ему. Его руки скользили по моему телу, сжимали попку, грудь. Он задрал мой сарафанчик, добрался до груди, и начал мять её. Я дышала тяжело, громко, а его это заводило ещё больше. Вот его рука проскользнула по моим важным трусикам, моя киска почувствовала его пальцы - и я застонала. Я не могла поверить, что это происходит со мной!

В полумраке мы двигались к комнате. Мой сарафанчик уже лежал на полу. Я осмелела, начала снимать с Максима футболку. Мы вошли в комнату, и там Макс немного остановился. Шторы были открыты, луна светила через окно, силуэт голого торса Макса выглядел возбуждающе. Макс стащил свои джинсы, бросил их в угол комнаты. Несколько секунд мы стояли и смотрели друг на друга.

Первый порыв страсти прошёл, и я немного испугалась.

- Максим, у меня это первый раз.

- Сделаю всё в лучшем виде, - он улыбнулся. - Ты боишься?

- Да.

- Но ты же хочешь этого больше, чем боишься. Я же вижу. Правда?

Я кивнула.

Он подошёл ко мне, нежно обнял, почти как дочь. Опустился передо мной на колени и стал целовать грудь и живот. Моё дыхание снова участилось. Макс слегка оттянул резинку моих трусиков и заглянул внутрь, я смущённая молчала.

- Как там всё нежно, - сказал он. - Всё аккуратно, выбрито. А какой запах!

Целуя мой живот, он потихоньку спускал мои трусики. Я чувствовала как его торчащий член касается моих ног, он меня и пугал и заводил.

Трусы были уже на щиколотках, я стряхнула их на пол. Макс стараслся. Он не спешил, он заводил меня постепенно, аккуратно. Я опёрлась об стенку, а Макс запустил голову между моих ног. Он вдыхал мой запах и говорил, что я прекрасна. Его язык начал скользить по моей щёлке. На секунду он оторвался и сказал:

- Ты знаешь, я ничего вкуснее в жизни не пробовал.

Я рассмеялась, запустила руку ему в волосы и направила его голову обратно. Я выпятила таз вперёд, а он прильнул губами к моему клитору. Он вылизал мою киску снаружи и принялся проникать внутрь. Раскрыл пальцами мои губки, погрузил внутрь свой язык, и принялся потрахивать меня языком. Я двигала таз ему навстречу, а он мял мою попку.

- Погоди, - я осмелела. Я вспомнила, как я ласкала Ольку. - Я хочу на тебя сесть.

Макс улёгся на кровать, что стояла у стены, а я встала над его лицом. Макс погрузил своё лицо в моё лоно и, вдыхая мой запах, принялся обильно вылизывать его. Положив руки на грудь и массируя её, я закрыла глаза и мне показалось, что я лечу. Максик обхватил мою попу и притянул меня ближе. Я вильнула тазом, и всё лицо Максима оказалось утонувшим у меня между ног. Его язык вылизывал меня изнутри, а я принялась вилять тазом.

- Не мог подумать, что ты такое умеешь, - сказал Макс, оторвавшись от меня. В его глазах был восторг. - Еби меня!

И я ебала его в лицо так сильно как могла. Я забыла обо всём на свете, всё, что я чувствовала - это горящую текущую точку, у себя между ног. Я давно уже перешла на крик, а Макс издавал такие звуки, как-будто он захлёбывался. Не знаю, сколько это длилось, я потеряла чувство времени. Комната плыла, всё было как в тумане, всё было ненастоящим. Единственным настоящим в тот момент были моя пиздёнка и язычок Макса. Я была как бешеная - меня мало заботило, что возможно я перебудила всех соседей. Я кричала, стонала, даже плакала - это не могло сравниться ни с Олиными ни с моими ласками.

Наконец я кончила. До этого я несколько раз сама себя доводила до оргазма, но с этим ничего не шло в сравнение. Я задёргалась в сладких судорогах, кричать уже сил не было. Я кончала долго, мой таз извивался, а Макс ещё сильнее прижимался к моей кончающей раскрытой пизде. Я рухнула на кровать рядом с ним, всё ещё дёргаясь. Макс принялся гладить меня по животику. Он был явно горд собой.

- Макс! Я не думала, что будет так хорошо! - И тут я вспомнила, что он-то ещё не кончил. А у меня сил что-то делать уже почти не было.

- Устала?

- Да.

- Имей в виду, я от тебя не отстану, пока мне тоже не будет хорошо, - сказал он с улыбкой. Он стащил свои трусы, и надрачивая свой член, положил мне его на грудь. Я принялась рассматривать его в полумраке.

Член был красивый. Довольно крупный - сантиметров 19, думаю, но не особо толстый в ширину. Правильной формы, если можно так выразиться. Головка была открыта, и я видела, как из него на мою грудь течёт несколько капель тёплой густой спермы - он был очень возбуждён. Я положила на него руку и почувствовала, как он напряжён.

- Макс, я первый раз трогаю член.

- И как тебе?

- Он очень симпатичный.

- Что ты думаешь с ним делать?

- Ты хочешь, чтобы я его отсосала?

Макс улыбнулся:

- А ты хочешь?

- Я попробую, - сказала я неловко.

Макс стал почти в такую же позу, в какой недавно была я. Моя голова лежала на подушке, а Макс стоял надо мной так, что его член был чётко перед моим лицом. Он взял его рукой, потряс им в воздухе, а я услышала его запах. Макс начал водить членом по моему лицу, вымазывая его в свою сперму. Он водил по губам, щекам, глазам. Потом начал пошлёпывать. Я облизывалась, вкус его спермы мне нравился.

- Высунь язык.

Я высунула, а Макс начал шлёпать членом по нему. Я снова начала заводиться и потому осмелела. Я протянула руку, обхватила его, и стала водить рукой. Его мощная головка почти касалась меня, и я начала тыкать им себе в лицо. Я целовала головку, целовала член сбоку. Наконец, засунула его себе в рот, совсем неглубоко и принялась двигать головой.

- Чтобы мне было приятнее, дрочи его рукой, пока сосёшь.

Я стала снова водить рукой, Макс постанывая начал двигать тазом мне навстречу. Член зашёл глубже и мне стало тяжело дышать, я закашлялась.

- Прости, - сказал Макс. - Если хочешь делать мальчикам приятное, придётся привыкнуть.

Я кивнула. Я положила руки Максу на бёдра, чтобы удержать его, если он будет трахать слишком глубоко. А Макс стал ещё ритмичнее двигать тазом, трахая меня в рот. Трахал он не сильно глубоко, но время от времени вставлял свой член в мне самое горло, а я не успевала его удержать. Я начинала кашлять, и тогда он говорил “Прости”, но через время всё равно повторял такое же. Первые минуты я чувствовала себя до того неловко, что даже хотела остановить весь процесс. Но потом постепенно привыкнув, я поняла, что мне начинает нравится. Ощущение мощного мужского члена у меня во рту заводило меня. Я даже стала привыкать к тому, что Макс засовывал его глубоко, и перестала кашлять. Я убрала руки с бёдер Максима и обхватила его член, стала надрачивать. Трахал он меня всё глубже и глубже. Я снова ощутила жжение в пиздёнке, и поняла, что хочу ещё раз кончить. Макс взял мою голову себе в руки и стал насаживать её себе на член.

- Ты моя сучка, - он приговаривал. Мне почему-то это нравилось. Нравилось быть его сучкой.

Вдруг Макс словно озверел. Он стал засовывать член так глубоко, что я почти не могла дышать. Вырваться я не могла, так как он держал мою голову. Я попыталась расслабиться, чтобы выровнять дыхание, но это было невозможно. Секунд десять он ебал меня что есть мочи, и тут достал член изо рта, и выпустил на меня напор спермы. Кончил он очень обильно, залив мне всё лицо. Пока я переводила дыхание, Макс кончал мне на щёки, нос, рот, глаза. Мой рот был открыт, поэтому изрядное количество спермы попало туда.

Это было неожиданно. Я даже не знала как себя вести, и что теперь делать. На лице и во рту была сперма.

- Глотай, - сказал Макс с улыбкой, когда отдышался. Я глотнула и начала облизываться. Сперма в маленьких количествах мне нравилась, но когда её было так много, мне даже было немного противно. Макс дал мне бумажное полотенце, чтобы я вытерла лицо.

- Ну что, моя маленькая девочка? Тебе понравилось?

- Да, Максик.

Макс принёс сока, мы около получаса лежали в полумраке, пили сок и болтали. Когда сок был допит, Макс принялся надрачивать свой член.

- Ну что, Катюша. Пора делать тебя взрослой.

* * *

Я смотрела на силуэт Макса, который выделялся на фоне окна. Он полулежал, опёршись о подушку, немного запрокинул голову назад и водил рукой по стоящему члену. В тот момент я поняла, как сильно я хочу ощутить его член у себя между ножек в моей дырочке, даже в обоих дырочках. Приятное щекотание внизу живота появилось опять.

- Пора делать тебя взрослой, - говорил Макс. - Ты же не против?

- Я не против, - отвечала я. Потом вскочила с места, где лежала, и запрыгнула на Максима сверху, усевшись ему на колени. - Я за!

Схватив меня за талию, Максим стал меня целовать в губы, в шею, спускался ниже. Я чувствовала дрожь по всему телу, потому что знала, что сейчас произойдёт. Боялась ли я? Да, пожалуй, боялась, но желание заняться сексом было в тысячи раз больше чем страх. Это желание тем и усиливалась, что мне было страшно. Я собиралась сделать то, что делать было нельзя, и это заводило меня ещё больше.

Но что больше всего усиливало мой страх и моё желание больше всего - это огромный стоящий член, который теперь касался моего живота. На самом деле член у Макса был не такой уж и большой - обычный, средней длины, но тогда он казался мне гигантским.

- Будет кровь, ты в курсе? - спросил Макс.

- Да, знаю, - ответила я дрожащим голосом. - А это сильно больно?

- Бедняжка, - Макс удивлённо смотрел на меня, - я и не знал, что ты так боишься.

- Я не боюсь, - не очень уверенно возразила я.

- Катюша...

- Я хочу этого, - перебила я, боясь, что он предложит отложить это на потом. - Я просто хочу знать, насколько это больно.

- У всех по-разному. У некоторых даже кровь не идёт, - он нежно обнял меня.

- А ты много целок сбил?

- Ну, не считал, - улыбнулся Макс. - Было несколько.

- И как, им было больно?

- Не очень.

Я прижалась к Максиму. Я знала, что с ним мне точно нечего бояться. Мы целовались довольно долго, я была очень возбуждена, но никак не решалась начать.

- Ну давай, - нежно шепнул Макс.

Не отводя свои глаза от его глаз, я приподнялась и медленно начала опускаться на его стоящий член. Максим направлял его, чтобы он входил мне в киску, а я постепенно опускалась. Вот член коснулся моих половых губок - я вздрогнула и остановилась. Максим погладил мою киску и я немного расслабилась. Вот член раздвинул мои губки и стал проникать внутрь. Я напряглась, и сжала киску так, что дальше член зайти не мог.

- Расслабься, всё хорошо, - успокаивал меня Макс.

Я постаралась расслабиться и ещё чуть-чуть опустилась. Я не понимала, как член такой толщины, может там поместиться. Я начинала чувствовать боль. Макс взял меня за плечи и не давал мне встать с члена. А я никак не могла заставить себя опуститься полностью. Тогда Максим начал опускать меня сам, а я сопротивлялась и шептала ему, что не могу. Боль усиливалась, и я даже начала плакать. И тут Макс сделал то, чего я совсем не ожидала: он резко двинул тазом вверх. Острая боль пронзила мою киску, я вскрикнула и инстинктивно попыталась вскочить. Макс не давал, он усаживал меня всё глубже и глубже, его член проходил вглубь меня, медленно но уверенно. Я плакала, умоляла подождать, но Макс не слушался. Он расслабил руки только тогда, когда я уже полностью сидела на его члене, и больше не сопротивлялась.

- Максик, давай подождём. Мне больно.

- Нет, давай попробуем.

- Я не в состоянии. Давай до утра подождём. Пожалуйста.

- Я не могу ждать, Катя. Ты мне очень нравишься, и я так хочу тебя, что не могу больше ждать.

- Ну хорошо, - согласилась я. - Только давай в другой позе.

Я слезла с него и увидела кровь на члене Макса. Хотя её было совсем немного, я всё равно почему-то испугалась.

- Это моё?

- Ну не моё же, - улыбнулся Макс.

И мне стало спокойнее. Я поняла, что самое страшное уже позади, а впереди меня ждут более приятные моменты. Макс предложил помыться перед тем как продолжать, и мы пошли в ванную. Я залезла в ванную, и начала мыться душем, а Макс стоял на полу и мыл свой стоящий член в раковине. Он так увлёкся, что начал подрачивать. Время от времени он поглядывал на меня и подмигивал мне. Это было очень сексуально. Я наблюдала и не заметила, что тоже увлеклась. Я давно уже всё помыла, а теперь массировала свой клитор. Макс заметил это и остановился.

- Вылазь, - сказал он мне.

Я вылезла. Макс резко без предупреждения поставил меня раком, опёр о борт ванной, и принялся сзади совать хуй мне в пиздёнку. Я зажмурилась и постаралась расслабиться. Это мне не очень удавалось, но Макса это, такое впечатление, что вообще не заботило. Я сцепила зубы, запрокинула голову и издавала то ли стоны, то ли рычание. Максима это заводило, я слышала его тяжелое дыхание за своей спиной. Его член медленно и уверенно раздвигал мою сжатую киску, а мне становилось всё больнее, и чем больнее мне было, тем я сильнее сжимала мышцы влагалища. Я была в каком-то диком исступлении, и потому готова была терпеть боль. Наслаждение я получала больше моральное от одной мысли о том, в каком я положении и чем я сейчас занимаюсь. Наконец Макс достиг предела и упёрся мне в матку.

- Дай отдышаться, - сквозь боль прорычала я. Макс прижал меня к себе, и рукой сжал мою грудь, принялся её массировать и мять. Я пыталась привести дыхание в порядок, но это мне не удавалось. Ощущение огромного жгущего члена между ног не давало мне это. Боль была сильной, киска была напряжена, мои мышцы то расслаблялись, то сжимались, обхватывая член Макса.

Боль постепенно ушла, пиздёнка расслабилась.

- Еби меня, давай, давай! - крикнула я Максиму. Два раза повторять не пришлось. Руки Макса легли на мои бёдра и начали двигать меня так, что хуй заскользил внутри меня, а стихшая только что боль возродилась снова. Из моей груди вырывались звуки, похожие на хрипы, стоны, рычание и крик одновременно. Но потом боль стихла, а может я так к ней привыкла. Конечно было больно, но вполне терпимо. Мышцы расслабились постепенно, и теперь Максу не нужно было делать усилий, чтобы двигаться внутри меня. Моя природная смазка, которая обильно выделялась, уменьшала боль. Я находилась в каком-то экстазе. Сильная физическая боль и моральное ощущение экстаза видимо слелись воедино, и на какое-то время я вообще выпала из реальности. Я не знаю, сколько ЭТО длилось, но это было божественно! Макс намотал мои волосы себе на руку и притягивал меня в себе. Другой рукой он теребил рукой мои половые губки, пока его член входил в моё лоно.

Я всегда завидовала англоязычным девушкам. В такие моменты они могут одним единственным словом выразить всё, что ощущают: “Fuck!” - это и крик боли, и восторга, и описание того, чем они занимаются, и призыв партнёру продолжать и не останавливаться. Как-то я общалась с подругой на эту тему, и она предложила наше “Ебать!” в качестве альтернативы. Но, согласитесь, это не так колоритно.

В то время я знала английский слабо и не могла в полной мере ощутить всю красоту слова “Fuck!”. Но это как раз то слово, которой больше всех подошло бы в тот момент: FU-U-U-U-UCK!

И вот я кончила. Я не могла даже представить, что оргазм может быть ТАКИМ! Всё, что я чувствовала до этого, было просто детскими игрушками, несерьёзным и неполноценным. Это было та-а-ак жёстко! По всему телу я ощутила сладкие волны, которые исходили из моей пиздёнки, меня трясло где-то с минуту, и всё это время хуй Макса продолжал движение. Такое впечатление, что какая-то невидимая сила, с которой я не могла справиться, брала меня и трясла. Я извивалсь в сладких судорогах в руках Макса и кричала в голос.Этот мой первый “серьёзный” оргазм был самым сильным за всю мою жизнь. И, насколько я знаю, мне очень повезло. Многие девушки в первый раз не то что не кончают, а вообще неспособны продолжать после первой пары минут.

Макс остановился, давая мне отдышаться. Я освободилась из его рук, села на бортик ванной и, матерясь как сапожник, приняла рассказывать Максу насколько мне хорошо.

- Не знал, что ты так умеешь сквернословить, - улыбнулся Макс. В его глазах я видела нетерпение. - Не забывай, что я ещё не кончил.

И тут я почувствовала, что просто физически неспособна буду продолжить. Пизда просто горела! Я не знаю, как я вынесла всё, что было до этого, но это, видимо, был мой предел.

- Я не могу больше, - сказала я.

- Пиздец...

- Физически не выдержу.

- Бля...

- Никак.

- Тогда давай в жопу.

- Ох блядь. Новых ощущений итак уже много на сегодня.

- Ну отсоси хотя бы...

- Пошли в спальню.

В спальне Макс улёгся на кровать, слегка обиженный (хотя наверно только делал вид). Я вполне осмелела и включила всю свою фантазию, когда ласкала его член. Сосала долго, страстно, пылко. Я была полностью удовлетворена и теперь меня разбирал просто спортивный интерес: как ещё можно сделать парню приятное. Я просто тренировалась, и воплощала все идеи, что приходили мне в голову: я заглатывала, лизала, дрочила, целовала, сосала, мяла руками яички, брала их в рот. Вспоминала всё, что видела до этого в порно. И мне так всё удалось, что Макс сказал, что это лучший минет в его жизни. Он кончил, не так обильно как в первый раз, но всё равно довольно сильно. Залил меня снова спермой. На этот раз мне уже не было противно и я всю её слизала.

Мы уснули уже ближе к утру, в обнимку.

* * *

Я открыла глаза. Первую секунду я не могла понять, где я и что это за голое тело спит рядом со мной. Но жжение в киске тут же напомнило мне, как я вчера резвилась. Несколько минут я лежала, пытаясь осознать то, что со мной произошло.

Ну вот и свершилось то, что по идее должно в корне поменять мою дальнейшую жизнь. Теперь всё по-новому. Теперь я взрослая. Точнее, я уже давно взрослая, давно чувствую себя зрелой, но теперь я это “закрепила”. Все мои предыдущие проблемы - в семье, школе, личной жизни - казались такими далёкими и такими второстепенными! Ну как меня теперь могут заботить какие-то там конфликты с отцом, учителями, если теперь я стала на новую ступень в жизни, перешла на новый уровень. Меня теперь, блядь, мало заботит, что там что-то не нравится моему папе или мачехе. Теперь я сама по себе.

Я была наивной. Даже наивнее, чем раньше. Скольким иллюзиям ещё предстояло разрушиться и разлететься! Где-то в глубине души я понимала, что никаике проблемы не исчезли, наверно даже некоторые появились, но предпочитала об этом не думать. Потому что в тот момент всё было просто ОХУЕННО.

- Охуенно! - сказала я вслух. Макс повернулся и с удивлением уставился на меня. Он уже давно не спал.

- Что?

- Что слышал, - ответила я и озорно толкнула Максима в плечо.

- Ты так не сквернословила, когда мы познакомились.

- Я так не сквернословила, с тех пор, как родилась.

- А что поменялось?

- А ты не помнишь? - Я подмигнула ему.

- Я-то помню. Но не особо понимаю, как вчерашний секс может быть причиной твоего сегодняшнего сквернословия.

- Вчерашний секс? Ты хотел сказать, вчерашняя ебля?

Макс рассмеялся.

- Ну, не надо строить из себя такого интеллигента, - сказала я. - Ты же кобель. Я вчера видела.

- А знаешь, вообще меня заводит, когда ты материшься. У тебя это изысканно выходит.

В ответ я выругалась.

- Я серьёзно, - сказал Макс. - Очень мило. Мало кто из девушек умеет изысканно материться.

Я отсосала Максу, теперь вкус его спермы мне даже нравился. На вагинальный секс я не решилась - между ног всё горело, на анальный - тоже, мне с головой хватило вчерашнего.

Мы выпили чаю, посмотрели кино, просидели дома до вечера.

Около пяти вечера я засобиралась домой. В семь должны были вернуться родители, и мне ещё нужно было прибрать в квартире. Макс хотел меня проводить, но я отказалась. Перед тем, как я пошла, Макс взял меня за плечи, серьёзно посмотрел мне в глаза и сказал:

- Катя, ты понимаешь, что о том, что у нас было, тебе нельзя говорить никому? Для меня это очень серьёзно, я бы хотел продолжить с тобой общение. Ты же понимаешь, что если кто-то узнает, то всё может закончиться очень печально? Никому не рассказывай, даже подругам, договорились?

- Никому - не получится. Одной подруге можно?

- Катя!

- Макс, у меня есть одна хорошая подруга. Мы с ней даже лизали друг другу. Если я ей не расскажу - будет нечестно.

- Эх, Катя. Ты меня погубишь.

- Нет, Максик, не погублю, - я поцеловала его и побежала по ступенькам.

Возле моего подъезда на скамейке сидели бабушки-соседки. Я поздоровалась и не поняла, почему они на меня так подозрительно смотрят, но потом вспомнила, как я одета: сарафанчик едва прикрывал попку, соски просвещались через ткань, выкат на сарафанчике - больше, чем норма, обувь на высокой платформе. В общем выгляжу - как чистая шлюха. Они меня такой никогда не видели, я всегда одевалась скромно (поскромнее, чем тогда). Мне даже забавно стало. Ну вот, теперь я взрослая, снова подумала я.

Я зашла в квартиру, покупалась. Переоделась, прибрала во всех комнатах, вымыла посуду. В семь ровно пришли родители с братиком - довольные, смеющиеся. Привезли кучу гостинцев от бабушки. Папа с порога принялся меня целовать, и мне почему-то показалось, что эти поцелуи не искренни. И вообще, вся их весёлось меня только злила. Единственный, кого я была рада видеть - это братик.

В тот же вече

р я поссорилась с обоими родителями из-за какой-то мелочи, и ушла гулять. В том же прикиде, в котором я была этой ночью. Вернулась поздно, пьяная. Папа встретил меня в прихожей, молча наблюдал как я разуваюсь. Молча проводил меня взглядом в мою комнату. Молча ушёл к себе.

* * *

Через пару дней вернулась Олька. Я ей всё рассказала, а она поделилась со мной своими похождениями на море: Оля познакомилась там с двумя мальчиками, спала с ними по очереди, а в последний день свела их вместе.

Мы сидели на лавочке у Оли под подъездом.

- Снова ты меня обогнала, - рассмеялась я. - И как тебе секс с двумя?

- Отлично! Просто нет слов. Я на анальный, правда, не решилась. А ты с Максом больше не виделась?

- Нет. Он куда-то пропал. Я к нему два раза заходила, но дома никого. Но знаешь, наверно это и хорошо. Пусть хотя бы неделька пройдёт - у меня всё заживёт.

- Конечно, не торопись. Я после своего первого раза две недели ждала. И не зацикливайся на Максе. Если не появится - ищи другого. Кстати, как твой папа? Он что-то знает?

- Не знает ничего.

- Ну и отлично. Не попадайся только.

- Ага.

- Гулять сегодня идём?

- К нашим в садик?

- Ну да.

- Не охота. Мне они все какими-то малолетками кажутся теперь.

Оля рассмеялась:

- Ну да, у тебя теперь есть взрослый Макс! Не хочешь к нашим - идём в парк. Познакомимся с кем-то. Я соскучилась по городу.

- Идём.

Мы договорились выйти в семь вечера. Оля побежала домой, а я ещё раз решила зайти к Максу.

Он оказался дома. Открыл он мне не сразу, но видеть меня он был рад.

- Заходи. Я правда не один. У меня друг.

- Давай я позже зайду.

- Заходи, заходи. Я про тебя ему рассказывал. Ему будет интересно познакомиться с тобой.

Я зашла. Странно, Макс так просил меня никому не рассказывать, а сам, оказывается, разболтал.

- И скольким ты ещё про меня рассказал? - спросила я его тихо, пока разувалась в прихожей.

- Никому, Катька. Только ему одному. Это хороший друг, мы с ним всегда друг другу всё рассказываем.

Прям как бабы, подумаля я.

- Ну пошли.

Я зашла в комнату и увидела то, чего никак не ожидала увидеть. На диване сидел мой двоюродный брат Олег (племянник моей мамы). Он жил у нас в городе, в другом районе, и я никак не рассчитывала встретить его тут. После смерти моей матери отец почти перестал общаться с её родственниками, и я не видела Олега вот уже года два. Он был старше меня лет на восемь.

Он сидел на диване и смотрел на меня, а я готова была провалиться сквозь землю.

- Ну, Олежа, это Катя. Знакомься.

Олежа улыбнулся.

- Приветики, Катюша. Рад познакомиться.

- Привет, - я стояла в дверях комнаты, не решаясь зайти.

Макс пошёл на кухню, а я села на диван. Олег разглядывал меня и улыбался.

- Выросла так, Катюша. Когда я видел тебя в последний раз, была вообще малявкой. А теперь! Красавица просто.

Мы никогда особо не дружили с Олегом и никаких родственных чувств между нами не было, поэтому конечно Олег не стал бы ссориться с Максом из-за того, что тот развратил его сестру. Мне никогда он особо не нравился - было в нём что-то наглое и неприятное.

- Вы с Максом давно знакомы? - спросила я.

- Мы с Максом? О да, лет семь!

- Вы учились вместе?

- Да, учились в одном институте. Будешь пиво?

Я посмотрела на пиво, которое стояло на столе.

- Давай.

Он налил мне пива.

- А папа твой знает, как ты ночи проводишь? - ему доставляло удовольствие изводить меня. Я промолчала. - Сколько тебе сейчас? Семнадцать?

- Да, - соврала я.

- Нет, тебе шестнадцать. Мне Макс говорил.

Я посмотрела на его наглое лицо.

- Ну что ты сделаешь? Расскажешь папе?

Олег посмеивался.

- Ничего ты не расскажешь! И не строй из себя такого праведника. Когда Макс тебе говорил про меня, ты не знал, что это я. И хотел со мной познакомиться.

- А я и не строю. И вообще, давай не ссориться. Я не буду никому ничего рассказывать, не беспокойся. Я надеюсь, что мы с тобой познакомимся поближе.

Я замолчала, пытаясь понять, что он имел в виду своей последней фразой. Вернулся Макс, принёл мне бокал вина.

- А-а, ты уже пиво пьёшь. Ну вот, если захочешь.

Олег сказал:

- Макс, ты не угадаешь, кто сейчас сидит перед тобой на диване, - он показал на меня.

- И кто же?

- Попробуй угадать.

- Не представляю.

- Посмотри на наши с ней уши. Они одинаковые, правда?

Макс приоткрыл рот от удивления. Несколько секунд он рассматривал наши уши, потом, подумав, с беспокойством спросил:

- Вы... родные?

- Двоюродные, - сказали мы хороом.

- Всё в порядке, - сказал Олег. - Я не против, чтобы ты её трахал. Только я тоже хочу.

Я подумала: “Ну вот, приплыли!”

- Ты что, с ума сошёл? - спросил Макс.

- А что? Мы с ней только в детстве изредка общались, уже давно не видимся, я на неё как на сестру и не смотрю даже. Просто как на знакомую.

- Олег, блядь, это тебе не шуточки!

- Отчего? В чём проблема? Она же детей от меня рожать не будет!

- Ну смотри, как сам знаешь.

- Не парься, Макс.

- Ну хорошо. Ты хочешь, чтобы мы вдвоём её...

- Ага.

Я сидела и слушала как эти два кобеля решают, как они будут меня трахать. С одной стороны было смешно на это смотреть, с другой - меня не очень радовала перспектива спать со своим двоюродным братом, который к тому же был мне не очень приятен.

- Эй, ребята! - сказала я. - Я тоже здесь! Меня кто-нибудь спросил, что вообще я хочу?!

- Катя, к твоему мнению мы прислушаемся в первую очередь.

- Прислушаемся?! Что это значит - прислушаемся? Как я скажу, так и будет!

- Хорошо. И что же ты хочешь?

- Я не хочу спать со своим братом!

- Ну вот видишь, Олег? Она не хочет.

- Катька, - сказал Олег, - ты чего? Какая вообще разница, брат, друг. Это же просто секс.

- Я не хочу!

- Макс, уговори её.

- Олег, поговорим позже на эту тему.

- Ну хорошо. Можно я хотя бы буду смотреть, как вы этим занимаетесь?

- Нет, - сказала я.

Воцарилось молчание. Я поняла, что ничем хорошим эта встреча не закончится и решила сматываться.

- Ну я пойду, Максим, - попрощалась я.

- Может останешься?

- Нет, у меня планы на вечер. Вернулась моя подруга. Мы идём гулять.

- Не пропадай.

- Это ты не пропадай. Я к тебе два раза уже заходила. Мне скоро папа купит мобильный телефон - будешь мне звонить.

- Это хорошо! Ну до встречи!

- До встречи.

Я пошла домой со странным настроением. Вот так круглая земля, блин! Ну почему?! Почему из полумиллионного населения нашего города именно мой двоюродный брат оказался другом Максима?

Дома я немного почитала в ожидании вечера. В половину седьмого я оделась и отправилась к Оле. Оля уже ждала меня одетая и сообщила мне, что с нами пойдёт гулять ещё Лена - наша знакомая. Втроём мы пошли в парк, там сидели на скамейке, пили слабоалкоголку, рассказывали друг другу подробности личной жизни - своей и чужой. Сплетничали, в общем.

Около девяти вечера к нам подошли трое парней лет по 16-17. Оказалось, что они из нашей школы: двое - на год старше нас, а один в этом году выпустился. Часов до 11-ти мы общались. Чем темнее становилось на улице, тем интимнее становились темы нашего разговора. Мы разбились по парам, мне достался Коля - тот, который уже закончил школу. Мы отсели с ним на другую лавочку, он угощал меня слабоалкоголкой и сам много пил - в рюкзаке у него был большой запас. Чем больше он пил, тем смелее он становился. Вот он обнял меня, вот положил руку мне на ногу, подвинул её повыше, вот слегка поднял мне юбку. Наши губы сплелись, и мы долго и страстно целовались. Его шаловливые руки легли мне на грудь (я была в маечке без лифчика), мои соски налились и торчали. Коля трогал их, потом, видя, что я легко поддаюсь, засунул руку мне под юбочку. Я раздвинула ножки, чтобы ему было легче. Мы сидели в парке на отдалённой неосвещённой скамейке, вокруг не было не души.

Коля никак не решался дотронуться до самого сокровенного. Он гладил мои ноги, слегка оттягивал мои трусики. Я почувствовала, что у меня всё намокает.

- Давай смелее, - сказала я. - Сними их вообще.

Я расставила ножки ещё шире, а Коля снял с меня трусики. Он присел передо мной и осторожно поцеловал меня в киску. Остановился, видимо не зная, что дальше делать, или просто не решаясь продолжить.

- Первый раз? - спросила я.

Коля молчал, наверно ему было стыдно признаваться. Он ещё раз поцеловал меня туда и начал расстёгивать штаны.

- Э-э-э нет, - сказала я. - Так мы не договаривались. Лижи мне.

Коля казался мне смешным. Как в 17 лет можно не знать, что в таких случаях надо делать? Он осторожно облизнул мою писечку и, подбадриваемый моими стонами, начал ласкать мой клитор. Я кончила очень быстро.

- Трахнешь меня? - я встала, задрала юбочку и, опёршись на спинку скамейки, выставила свою попку.

Коля засуетился, расстегнул штаны, и начал совать свой член в меня. Наверно он очень нервничал, потому что член не вставал. Может потому что он много выпил? И вставить он его тоже не мог. Так продолжалось около минуты.

- Блин... - Коле было стыдно, - блин, он только что стоял, теперь чего-то...

- Эх ты! Сядь на скамейку.

Он сел. Я уселась перед ним и взяла рукой его висящий хуй. Он был маленьким и казался мне таким смешным. Я поводила по нём рукой, и он начал набирать массу. Тогда я взяла его в рот и, продолжая дрочить, принялась сосать. Член принял довольно внушительные размеры, и я вошла во вкус. Я сосала ему минут пять, Коля запрокинул голову, забыв обо всём на свете. Изредка из его груди вырывались стоны.

Я перестала сосать, облизала член и встала. Коля поднял голову и сидел, не зная, что делать. Тогда я села ему на руки, обхватив пиздой его член. Я медленно опустилась на него, и почувствовала боль, хоть и не сильную: размеры члена Коли не шли ни в какое сравнение с размерами Макса. И принялась вилять задом вверх-вниз, трахая Колю, и заставляя его стонать во весь голос.

- Не вздумай кончить, - сказала я.

- Ага!

Я так увлеклась, что не заметила как к нам подошли остальные две пары. Я кончила ещё раз и, продолжая махать задом, открыла глаза. Я увидела, что Оля и Лена вместе со своими парнями стоят прямо рядом и наблюдают за нами. Меня это слегка смутило, но я решила доделать всё до конца, поэтому встала с Коли, поправила юбочку, уселась перед ним на корточки и снова стала ему сосать. Коля кончил секунд через двадцать, наполняя мой рот своей спермой. Её было много, она вытекала у меня изо рта, текла по подбородку.

Я встала. Коля начал суетливо заправляться, ему это не удавалось, потому что член никак не хотел умещаться в штанах. Оля сказала:

- А ты, Катя, молодец! Героиня дня!

Она подошла ко мне, поцеловала меня взасос, и я передала ей часть спермы Коли. Потом Оля подошла к Лене и поцеловала её. Я сказала:

- Ну вот, парни, теперь у вас наверно пропало всякое желание с нами целоваться!

Девочки рассмеялись, а парни молчали. Я стояла и облизывалась, пытаясь слизать с подбородка остатки спермы. Потом я решила позабавиться. Сначала я подошла к Коле и поцеловала его взасос. Потом подошла к каждому из ребят и поцеловала взасос их. Спермы было много, и каждому из них досталось. Девочки смеялись, развеселённые моей выходкой.

- Ну как вам? Вкусно? - сказала смеясь Лена. - Мне, например, нравится.

Парни молчали, и не знали, что говорить. Я подумала, что на сегодня хватит и предложила разойтись по домам. Мы попрощались с ребятами, и никто из них не предложил нас проводить.

Когда мы шли домой, Оля сказала:

- Ты молодчага. Растёшь не по дням а по часам. Если бы я была парнем, я бы в тебя влюбилась.

Я пришла домой снова поздно, снова выпившая. Все уже спали, папа неверно плюнул на всё.

Я легла спать, и долго не могла уснуть. Я лежала довольная собой, и только одна мысль огорчала меня - встреча с Олегом.

* * *

Олег, как это ни странно, от меня отстал. За всё лето я видела его пару раз у Макса дома, но ни слова про секс он не говорил. Ну и хорошо, подумала я. Значит всё в порядке.

Лето промчалось быстро. Так быстро, что я только 25-ого августа опомнилась, и поняла, что через неделю в школу. В принципе, я даже хотела туда. Мне не терпелось посмотреть на моих одноклассников новыми глазами.

Лето у меня было насыщенным. Мы с Максом продолжили дружбу, и наш секс становился всё более разнообразным. Макс говорил, что за всю его жизнь, у него никогда не было такого интересного секса. Он был именно интересным. Нам доставляли большую радость новые открытия и эмоции. Мы изучали новые позы, ставили рекорды по продолжительности полового акта, оттачивали мастерство делать друг другу приятно. Я научилась делать офигенный минет, а Максим научился доводить меня до бешеного оргазма, который больше никому не удавался!

Я трахалась ещё с разными ребятами, но Макс был в центре моей половой жизни. Он ездил в Киев и привёз мне оттуда из секс-шопа вибратор с присоской, чтобы цеплять его на стену. Через неделю у меня нашёл его папа и окончательно разочаровался во мне. Я даже не успела его распробовать. Вибратор папа, конечно, отобрал и куда-то дел. После этого он вообще на меня плюнул, перестал мне что-либо запрещать и я обрела полную свободу.

На этом, в принципе, я собираюсь закончить первую часть своего повествования.

Ах, да. В конце лета произошло ещё одно важное событие, о котором стоит упомянуть. Мой отец развёлся с мачехой. Она забрала братика и удрала к своей маме. Я не особо вникала, какие у них были проблемы. Поэтому, когда начался сентябрь, в квартире жили только мы с отцом.

Часть 2

Пришёл сентябрь.

Теперь я ученица 10-Б класса. У нас произошли значительные изменения: многие после лета ушли в техникумы, появилось несколько новеньких.

Первого сентября у меня было ощущение, будто я иду в новую школу. Хотя, наверно, это просто я была новой. И всё мне казалось новым. Все одноклассники и одноклассницы выглядели повзрослевшими и серьёзными, а может всех просто нарядная форма взрослила?

Максим дал мне денег, и форму на первое сентября я шила в ателье. Цели я преследовала две: выглядеть вызывающе, но и по-деловому. Портниха - молодая девушка - сразу меня поняла и сшила как раз то, что я хотела: коротенькая до неприличия юбчонка, не пышная, а в обтяжку, облегающая попку, и пиджачок, подчёркивающий талию. Максим сказал, что я божественна, и в тот же вечер я отдалась ему прямо в своём новом костюмчике. На ноги я одела те же свои босоножки с тесёмочками на высокой платформе. Блузку расстегнула максимально, насколько это было можно.

Классный руководитель у нас был новый. Молодой парень, наверно ровесник Максима, и мне всё хотелось сказать ему “ты”. Мне было очень приятно, когда я видела, какими глазами он смотрит на меня, когда я с ним знакомилась. Звали его Игорь Николаевич, говорили, что он холостой и даже без девушки. С виду, вроде ничё такой.

Я поймала себя на мысли, что оцениваю всех особ мужского пола с точки зрения годен/не годен. И автоматически про себя пытаюсь понять, смогла бы я его соблазнить или нет.

Одноклассники были в восторге от моего прикида. Самые нетерпеливые тут же лезли обниматься и норовили ущипнуть меня за попку. Однако я чувствовала себя на высоте, и не разрешала себя лапать. Обратили внимание на меня и старшие ребята - с одиннадцатого класса, те, кто раньше меня вообще не замечал. Девочки, особенно с 11-ых классов, смотрели на меня как на соперницу. Одна даже прошипела мне вслед: “Шлюха”. Но одноклассницы были рады меня видеть.

Надо сказать, что мой прикид не был таким уж вызывающим. Юбка немножечко короче нормы, тесёмочки на босоножках немножечко выше нормы, пуговицы на блузке расстёгнуты немножечко больше нормы. Я почти никогда раньше так не одевалась - отсюда такая реакция. Многие девочки одевались и похлеще весь прошлый год. Просто мужская психология такова, что из двух девушек, одинаково вызывающе одетых, он выберет ту, для которой это в новинку. После линейки у меня было уже несколько альтернатив, в какой компании провести сегодняшний вечер - приглашений я получила с десяток.

И тут я вспомнила, что пообещала провести сегодняшний вечер с Максом - в качестве благодарности за его подарок. Тогда я впервые ощутила, что сыта Максимом. Вот просто это поняла. Вчера ещё было всё в порядке, я была в восторге от него, а сегодня поняла, что хочу чего-то нового. Всю линейку я простояла, рассматривая учеников, учителей, мысленно проклиная себя, за то, что пообещала Максу провести вечер с ним. Могла бы другой вечер выбрать, сегодня же первое сентября. А Макс, наверно, уже приготовился, купил вина, ананасов - он в последнее время часто такие жесты делает.

И я поняла, что мне не нравится то, куда у нас зашли отношения с Максом. Вино, ананасы - к чему это? Мы что, блин, встречаемся с ним? Просто секс, без всяких встреч. Но он купил мне костюм, подкупил меня, я теперь вроде как ему обязана. Ну ничего. Не по гроб же.

После линейки я позвонила Максу.

- Привет. Макс, слушай. Сегодня первый звонок, я давно не видела одноклассников. Давай перенесём наш романтический вечер.

- Да, не проблема. Я сам хотел тебе предложить.

- Почему? У тебя какие-то планы?

- Да нет. Я же понимаю, что такое первый звонок.

- Спасибо, Максик! - радостная крикнула я в трубку. И чуть было не сказала “Я тебя люблю!”, но осеклась: не хватало ещё этого.

Я положила трубку и задумалась. Хорошее настроение резко сменилось плохим. Блин, я прошу у него разрешения погулять с друзьями, и ещё и говорю ему спасибо! Можно подумать, он мой парень. Ну да ладно. Сегодня я свободна!

- Кто это - Максик? - услышала я противный голос одноклассницы Марины рядом. Отвратительное создание с отвратительным голосом.

- Знакомый один, - ответила я сухо.

- Ты же нам сегодня сказала, что у тебя нет парня.

Блин, откуда ты взялась? Не твоё дело.

- Марина, иди нахуй! - вырвалось у меня.

Зря я это сказала. Марина фыркнула мне в ответ:

- Дурочка, бля. Ты думаешь, что оделась, как шлюха, и теперь можешь всех посылать нахуй, да? Ты, блядь, пожалеешь об этом.

Интеллектом Марина не блистала, но могла испортить жизнь любому, если захочет. Я молча развернулась и ушла. Надо держать себя в руках, а то что-то в последнее время я стала раздражительной.

Учебный день пролетел быстро, с последних уроков нас отпустили. Я решила плюнуть на все приглашения старшеклассников и пойти гулять с нашей компанией. Компания собралась человек пятнадцать. Мы поехали в центр, устроились в каком-то летнике, пили пиво и слабоалкоголку, разговаривали, смеялись.

- А что это наша Катя так сменила имидж? - спросил вдруг одноклассник Серёжа. - Я просто охуел, когда увидел.

- Да, Катюша, - подхватила Марина (та самая) со смехом, - я тоже охуела, когда ты меня нахуй послала.

- Она тебя? - начали спрашивать остальные.

- Да, прикиньте! Сегодня звонила кому-то, а когда я спросила, кто это, она мне в лоб: “иди нахуй!”

- На Катю не похоже, - сказал кто-то. - Наверно у неё летом что-то случилось.

- Да, да. Рассказывай Катя.

- Что вам, блин, рассказывать?

- Что у тебя летом было, - хохотала Марина. - И кто такой Максик?

- Максик? - спросили одноклассники. - Это кто?

Как стая собак, подумала я.

- Вам какая разница? - спросила я.

- Большая, Катька, - говорила Марина. - Мне, например, не нравится, когда меня просто так нахуй посылают. Я хочу хотя бы знать, из-за кого это!

- Ну чего вы пристали к девушке, - вставил Витя, ещё один одноклассник. - Не хочет она говорить и всё. Ты лучше, Марина, расскажи, чего это я тебя летом каждый раз с другим парнем видел.

Компания полностью переключилась на Марину. Я сидела и смотрела на этот сумасшедший дом. Блин, малые дети. Как в садике, или в начальной школе. Надо сматываться отсюда, а то сама с ума сойду.

Домой идти не хотелось. Что я зря отказалась от вечера с Максом? Меня же ещё много куда звали. Когда все допили своё пиво, решили сменить место. Когда представился момент, незаметно улизнула.

Сегодня на линейке, когда меня приглашали праздновать первое сентября, двое ребят оставили мне номера. Один - Антон, с параллельного 10-А класса, красивый парень, лидер в своём классе, второй - Коля, не такой красивый, не такой харизматичный, но богатый. Я присела на скамейку в раздумье, кому звонить. В конечном итоге я остановилась на Антоне. Коля мне не очень нравился, и я немного его боялась.

- Привет, Антон. Это Катя.

- Какая Катя?

- С 10-Б.

- Э-э. Что хотела?

- Ты же меня звал гулять сегодня. Передумал уже?

- Э-э-м. Нет... - он замолчал, и я услышала, что он с кем-то говорит. Слов разобрать я не могла. Потом он снова заговорил со мной. - Да, Катя, приезжай к нам. Мы щас во дворе недалеко от школы, вечером идём на дискотеку.

- Много вас?

- Да семеро пока. Вечером ещё подтянутся.

Я снова поехала к школе, и встретилась с компанией Антона. Среди всей компании я знала только Антона и Андрея - одноклассника Антона. Было ещё двое незнакомых парней, видимо наших сверстников, и три девушки. Компания весёлая, озорная, приняла меня дружно. Настроение моё поднялось.

Мы сидели на скамеечке, что-то пили, болтали.

- А ты чего, Катя, не со своими? - спросил Андрей.

- Я была со своими.

- И?

- Ушла. Надоело.

Признаюсь, я имела серьёзные планы на Антона. Если он меня сам пригласил, то значит я ему нравлюсь. Однако вдруг я начала замечать, что Антон уделяет особое внимание одной из девушек - Вике, от этого моё настроение постепенно падало, и я сидела молча.

Антону позвонили, и он отошёл поговорить. Когда вернулся, сказал, что сейчас подъедет ещё компания, но они не знают, куда идти, поэтому он идёт их встречать на остановку. Я зачем-то вызвалась пойти с ним.

- Ну как тебе наша компания? - спрашивал Антон дорогой к остановке.

- Ничё.

- Ничё - это не ответ, - улыбнулся он.

- Пойдёт, - тоже улыбнулась я.

- Ну ладно. Ты знаешь, ты нравишься одному из наших мальчиков.

- Кому это?

- Ромке.

- Это который из них?

- Скраю лавочки сидел, когда мы уходили. Блондинчик такой.

Я промолчала. Рома видел меня первый раз в своей жизни, а с тех пор как я приехала у Ромы и Антона не было возможности про меня поговорить. Поэтому либо Антон врал, либо у него в планах изначально было свести меня и Рому.

Сначала я подумала, ну Рома, так Рома. Ничего такой парень. Симпатичный. Блондинчик. А потом решила, что это я? Почему своего не пытаюсь добиться? Так дело не пойдёт, мне нужен Антон!

- А он тебе как? - спросил Антон.

- Ну не знаю, я же его почти не знаю... - начала я.

- Бросай, Катька. Ты что шестиклассница так рассуждать? Давай по-серьёзному.

Не знаю, что в таких рассуждениях было от шестого класса.

- По серьёзному? Не могу сказать. Нейтрально.

- Эх. Ты ему так нравишься... - Антон осёкся, видимо поняв, что врёт плохо.

Я сделала вид, что ничего не поняла. По дороге я несколько раз ловила на себе взгляды Антона, которые нельзя было растолковать двояко. Значит всё-таки есть надежда, думала я.

Мы пришли на остановку. Приехало ещё четверо незнакомых парней, ребята были постарше, лет по 16-17. Я сняла пиджак, и теперь была в одной блузке. Блузка была коротенькая, поэтому моя попка была хорошо видна. Эффект конечно был потрясающий.

Мы пошли обратно. Я попросила у одного из парней сигарету. Пока он меня угощал, основная компания ушла вперёд, и теперь мы шли сзади всех. Я следила за Антоном, и замечала, что он часто оборачивается назад, смотрит на нас. Не то чтобы я думала, что он ревнует, но может просто подсознательно ему неприятно, что я общаюсь с другим парнем? Где-то на середине пути он обернулся ещё раз, остановился и что-то сказал идущим с ним. Все тоже остановились, ожидая нас.

Так, всё идёт хорошо, думала я. Но всё было не так хорошо: когда мы пришли назад к скамеечке, Антон снова переключился на Вику. И тут меня начал зреть план. Надо, чтобы Антон почувствовал себя виноватым за то, что пытается свести меня и Рому. Только вот как это сделать? Ага, сделаем вот что: сначала нужно дать Антону понять, что он за меня как бы несёт ответственность. Он же меня пригласил, пусть и следит, чтобы со мной всё было хорошо.

Я достала телефон и позвонила Оле - узнать, как у неё дела. Оля была пьянючей, и я мало что могла понять из её речи. Разговаривая с Олей, я постепенно отходила от компании и наконец зашла за дом. Там я быстро попрощалась с Олей, выключила телефон, положила его в карман и пошла бродить по дворам в округе. Ходила я минут пятнадцать и когда вернулась, оказалось, что меня уже собрались идти искать. Я сделала напуганное лицо и сказала, что ко мне пытались пристать какие-то два пьяных подозрительного вида.

- Чего ты сюда не побежала?

- Да не знаю... Я испугалась... Я пыталась убежать как можно дальше от них... А потом пряталась в подъезде. А телефон сдох...

- Блин, Катя, - сказал Антон, - ну ты даёшь. Мы уже волноваться стали, а ты ещё и трубку не берёшь!

Та-а-ак, хорошо! Первый шаг сделан.

Мне уступили место на скамейке, я села и достала сигарету, Антон предложил мне огонёк.

- Спасибо, - сказала я со вздохом и взялась за голову.

- С тобой всё хорошо?

- Вроде бы...

Я положила голову на плечо Андрея, который сидел рядом и закрыла глаза.

Кто-то из ребят предложил отправиться на поиски тех, кто ко мне приставал, для восстановления справедливости. Идея эта, однако, поддержки не нашла.

Я обратила внимание, что Антон перестал обращать внимание на Вику. Неужели сработало? Я почти и не надеялась... Главное теперь правильно действовать и дальше. Первая часть готова - я обратила на себя внимание Антона. Теперь начинается вторая часть - мне надо не обращать на Антона своё внимание.

Пили мы много, и я уже не помню как, оказалась на руках кого-то из ребят. Руки он положил мне на ноги, а ёрзала так, что он начал возбуждаться. Я чувствовала его член попкой и поэтому ёрзала ещё сильнее. Антон делал вид, что не обращает на это внимания, но время от времени косился в нашу сторону. Я также обратила внимание, что за то время, пока я сидела на руках у того парня, Антон ни разу не посмотрел в сторону Вики. Неужели всё так просто, думалось мне?

Всё действительно оказалось просто. Это была моя первая победа, которая далась мне без каких-либо усилий. Мы пошли на местную дискотеку. Там на первом танце Вика сама пригласила Антона, наверно пытаясь напомнить ему о себе. Я наблюдала, как они танцевали: Антон всё время смотрел в толпу, один раз встретился взглядом со мной и быстро отвёл его.

Дискотека была довольно “барыжная”, даже не знаю, какое ещё можно подобрать слово. Но был в ней один плюс: здесь наливали и продавали что угодно и кому угодно. Поэтому, не дожидаясь пока Антон и Вика закончат танцевать, я пошла в бар. Там встретила пару знакомых парней со двора - они сидели за одним из столиков. Я сказала, что куплю себе выпить и подсяду к ним. Я подошла к барной стойке, купила какую-то выпивку, и решила немного подождать. Долго ждать не пришлось - Антон пришёл в бар, как только закончился танец.

- О, Катя, ты тут, - сделал он удивлённое лицо и подошёл.

- Выпить захотелось после танца? - спросила я.

- Ага.

- Ну ладно, пей, я пошла к друзьям.

Я отправилась за столик к знакомым. Сев за столик, я посмотрела на Антона - на его лице всё было написано.

- Щас, пять секунд, - сказала я ребятам и подбежала к Антону. - Пошли посидишь с нами, - сказала я ему.

- Да нет, я обещал вернуться... - не очень уверенно сказал он. Его неуверенность делала уверенной меня.

- Вике? Да не валяй дурака! Идём, - и не дожидаясь его согласия, я потянула его за руку за столик. - Знакомьтесь, ребята, это Антон.

- Привет, мужик. Ты Катин одноклассник?

- Нет, он с параллельного, - сказала я.

Мы о чём-то говорили, снова пили, я была уже порядком пьяная. Антон время от времени бросал взгляды на танцпол, где он оставил Вику. Снова включили медленный танец, и Антон, видимо, не знал, что делать. С кем танцевать?

- Идём? - шепнула я ему?

- Танцевать?

- Ага...

- Да знаешь, я...

- Что ты? Хочешь танцевать с Викой? Ну иди. Чего ты тут сидишь, если всё время на танцпол косишься? - я встала из-за стола и пошла к танцующим.

- Катя... - он догнал меня и остановил за руку.

- Что? - я посмотрела ему прямо в глаза.

Антон оказался смелым: он резко поцеловал меня взасос так, что я даже опешила. Я ответила ему, мы лизались и танцевали. Он шептал мне на ухо что-то, я делала вид, что ещё на него обижена, но внутри я ликовала!

Моя первая лёгкая победа!

* * *

Но не всё было так хорошо. Знаете, почему? Потому что Антон, и так уже много выпивший за день, бегал в бар после каждого медленного танца. Я пыталась было его останавливать, но под конец просто плюнула на него. Когда после какого-то очередного похода в бар он не вышел на танцпол, я поняла, что дело труба.

Я тоже пошла в бар и нашла Антона лежащего за одним из столиков в обнимку с бокалом пива. Несколько попыток его растрясти успехом не увенчались, и я заказала бокал пива и себе, усевшись за тем же столиком напротив Антона. В плане алкоголя я всегда знала свою меру и всегда могла остановиться вовремя. За день я выпила довольно много, но не так много, чтобы быть не в состоянии ходить, тем более всё растряслось на танцполе, и теперь я была довольно трезвой. Даже более трезвой, чем мне хотелось. Поэтому надо дозакинуться. Эх, Антон, Антон...

Я сидела, пила своё пиво и думала, что делать дальше. Идти домой? Нет уж. Посижу ещё, может кого-то встречу.

Вдруг в бар ввалилась толпа моих одноклассников. Блин, и эти тут. Хотя нет ничего удивительного: дискотека в округе была одна, поэтому знакомых тут было море. Марины, к счастью, с ребятами не было. Меня заметили не сразу, и заняли соседний столик.

- Как дела, ребята? - спросила я, не вставая с места.

- О, Катька. Ты куда пропала?

- Сюда.

- Давно ты тут?

- Да так, не особо.

Тут я почувствовала, как заплетается мой язык, и поняла, что я пьянее, чем думала.

- А Катька уже дрова! - сказал кто-то.

- Нихрена!

- А это кто? - спросил кто-то, показывая на Антона.

- Это? - я подняла со стола за волосы голову Антона. - Вот.

- Это ты с ним пила?

- Не только, - улыбнулась я.

- Слушай, Катька, что с тобой случилось? Ты же была такой пай-девочкой.

Я встала, не собираясь отвечать на эти дурацкие вопросы, и направилась, пошатываясь, к танцполу.

- Катя, юбку поправь!

Я осмотрела себя - оказывается, моя юбка задралась так высоко, что открывала попку. Я махнула рукой - мне было так пофиг. Ко мне подбежал Витя и сказал на ухо:

- Езжай домой, Катя.

- Зачем?

- Тебе надо поспать.

Он поправил мне рукой юбку, а я поцеловала его в щёку и положила руки на ему шею. Витя убрал мои руки.

- Пошли, я тебя проведу.

- Куда?

- Домой.

- Э, нее.

- Катя, тебе хватит гулять.

Витя был интересным парнем. Вероятно, кто-то назвал бы его занудой, но я не думаю, что это подходящее для него слово. Он был слишком размеренным для своего возраста. Он никогда не позволял себе напиться в хлам, хотя выпить любил; он никогда не лапал одноклассниц, как это делали другие, но в то же время отлично общался с девушками и был интересным собеседником; он никогда не позволял себе оскорбить учителя, хотя и пай-мальчиком не был. Все эти качества я бы оценила сейчас, но тогда в 16 лет меня не впечатляла эта его “взрослость”. И конечно же в таком состоянии я не была способна оценить его заботу.

Я вырвала руку из его рук и потопала танцевать. Мне тут же подвернулся какой-то парень лет 19-ти, с которым мы выплясывали минут тридцать и медленные и быстрые танцы. Потом он куда-то делся, и я оказалась одна среди толпы незнакомых людей. Мне было жарко, и вдруг я подумала, а почему бы мне не снять блузку? Я расстегнула на ней все пуговицы, и этим привлекла внимание толпы. Люди встали вокруг меня и начали кричать, чтобы я раздевалась. Я танцевала в центре, постепенно опуская блузку с плеч и обнажая своё тело. Толпа была в восторге от меня, да и я тоже. Я сняла блузку и забросила её в гущу танцующих, и теперь предстала пред всем в одной коротенькой юбочке и чёрном сексуальном лифчике. Дальше я плясала с разными ребятами, один из них расстегнул мой лифчик и пытался его стащить. Я прижала его на груди, не давая его снять, по продолжая двигать телом в такт музыке. Кто-то пристроился сзади, положил руки мне на талию и я почувствовала упругий мужской член, упирающийся мне в попку сквозь одежду. Я повернула голову назад и увидела незнакомого парня лет 20-ти. Толпа ревела, а я возбуждалась всё больше. Руки того парня, которые лежали у меня на талии, постепенно переместились вверх, ближе к моей груди, и пытались залезть мне под лифчик. Я была настолько возбуждена, что просто не могла сопротивляться. Я расслабила свои руки, и лифчик повис на тесёмочках у меня на руках, обнажив мою грудь. Я сняла его с рук и принялась размахивать им у себя над головой. Теперь мы танцевали лицом к лицу с тем парнем. Он снял футболку и, тоже размахивая ею у себя над головой, притягивал меня к себе. Вскоре наши тела соприкоснулись, мы прижались друг к другу и я возбудилась ещё больше от того, что ощущала, как моя грудь касается его обнажённого тела. Во время танца он мял мою грудь, целовал её и облизывал, тем самым устраивая настоящее шоу для всех наблюдающих за нами. Я положила руку ему между ног и принялась сквозь одежду ласкать его мощный член. Вдруг кто-то крикнул:

- Охранник идёт!

Охранник был один на всю дискотеку. Видимо его заинтересовало, что там происходит на танцполе, а может кто-то ему пожаловался. Мой партнёр мгновенно среагировал, схватил меня за руку и куда-то потащил сквозь толпу. Я как в тумане помню лица моих одноклассников и других знакомых, наблюдающих за мной, пока меня тащили за руку в неизвестном направлении, а я свободной рукой пыталась безуспешно одеть лифчик.

Вдруг я поняла, что меня тащат в туалет. Причём в мужской. Возле входа я сказала своему новому знакомому:

- Презерватив есть?!

- Нахуй!

- Нет! - крикнула я и вырвала руку. Он обернулся снова схватил меня и затащил в туалет. Сопротивляться было бесполезно, тем более я сама этого хотела. В туалете было пусто, он приподнял меня, усадил на умывальник, раздвинул меня ноги и запустил руку мне в трусы.

- Ты целка?

- Нет.

- Отлично, - ответил он, стянул с меня трусы, бросил их на пол и засунул два пальца мне в пизду. Я вскрикнула от боли, а мой партнёр взял меня за горло, и смотря мне прямо в глаза принялся трахать меня рукой. Я покрикивала, моя мокрая киска чвакала. Так продолжалось с минуту, а потом он снял меня с умывальника, посадил на пол на корточки и расстегнул штаны. Я взяла его член своей рукой, он был такой большой, что мои пальцы не сходились вместе, когда я его держала. Я начала надрачивать его, любуясь им. Какие-то люди заходили в туалет, некоторое проходили мимо, не обращая внимания, некоторые останавливались и смотрели. Меня, однако, они мало заботили - я взяла член в рот и принялась его сосать. Мой партнёр запрокидывал голову назад и руками двигал мою голову. Я заглатывала член, причмокивала, водила по нём рукой, я ощущала на нём каждую вену и каждый бугорок. Один из парней, наблюдавших за нами, вдруг спросил:

- Другая дырка свободная?

Я хотела что-то сказать, но мне не дали, затыкая мне рот членом. А потом я поняла, что вопрос был адресован не ко мне, а к моему партнёру.

- Да, - ответил он.

Второй парень расстегнул штаны и приподнял меня с пола. Я поднялась, не выпуская изо рта член. Парень опёрся задом об умывальник, надрочил свой член и насадил меня на него. Я приянялась двигать задом. Я впервые занималась сексом с двумя парнями и меня это очень заводило.

- Сколько лет сучке? - спросил тот, который подошёл вторым.

- Не знаю. Сколько тебе? - спросил первый и вытащил член изо рта.

- 16, - ответила я.

- Сосёшь хорошо.

Я снова принялась за член.

Хуй второго парня был тоже не маленьким. Он скользил внутри меня, упирался мне в матку. Я прогибала спину, а руками ухватилась за попку первого парня, который ебал меня в рот, всё быстрее и быстрее. Можете себе представить, как это выглядело со стороны: два парня в туалете ебут одну пятнадцатилетнюю малолетку, на которой из одежды только обувь и юбочка, которая уже давно съехала на живот. Посетителей в туалете стало больше, некоторые даже начали занимать очередь.

Наконец первый парень кончил, залив мне лицо горячей спермой. Я подняла голову и увидела среди стоящих вокруг парней Витю, и мне вдруг стало стыдно. Я отвернулась и постаралась о нём не думать. Подошёл ещё один парень, достал член и сунул его мне в лицо. Я открыла рот и заглотила его.

Вдруг в туалет ввели ещё одну девочку, лет 17-ти, ещё более пьяную чем я. Ввели её двое парней.

- Смотри, а тут уже ебутся, - сказал один другому.

Они устроились рядом с нами, став в такую же позу. Один парень трахал девочку сзади раком, а второй пристроился спереди. Девочка была как бы в экстазе, и на лице её было написано такое непреодолимое желание!

Второй парень, которому я сосала, тоже скоро кончил, теперь сперма капала с моего лица на пол - так её было много. Я сама кончила раза три, пока меня ебали. Каждый раз всё сильнее и сильнее. Последний оргазм был таким сильным, что я кричала, что есть мочи. Вскоре ко мне подошёл новый парень, которому я тоже начала сосать. Я обратила внимание, что Вити теперь в туалете уже не было.

Я была в каком-то исступлении и возбуждение моё было таким сильным, что я уже давно перестала думать о том, что ебут меня без презерватива. Я ощущала величайшее наслаждение от того, чем занималась, и от осознания глубины своего падения. Быть оттраханной в туалете местной дискотеки несколькими парнями, которые зальют твоё лицо спермой, на глазах у твоих знакомых - эта мысль подбадривала меня, и я всё с большей силой махала задом в такт движениям моего партнёра.

Наконец кончил и третий парень, которому я сосала. Я почти ничего не видела от спермы, затекавшей мне в глаза. Вскоре тот, кто ебал меня сзади, достал своё член и без предупреждения засунул мне его в попку - правда не весь, а только головку. Я закричала и подалась вперёд, но он держал меня и не давал слезть с члена. Мою попку распирала огромная головка, причиняя мне сильную боль. Но оказалось, что трахать меня в попку никто не собирался. Мой партнёр стал дрочить свой член, оставляя головку у меня внутри и через какое-то время вылил мне в попку огромную дозу спермы, которая стекала мне по ногам и капала на пол. Он достал член, обтёр его туалетной бумагой и без слов вышел из туалета.

Я выпрямила спину и осмотрелась по сторонам: рядом со мной занималось сексом второе трио, остальные стояли и смотрели на меня. Я поправила юбочку, одела лифчик и, оставив лежать на полу свои трусики, по которым уже изрядно потоптались, вышла и пошла в женский - умыться. В женском туалете меня встретили громким смехом. Не обращая ни на кого внимания, я умылась, зашла в кабинку и там вытерла бумагой попку. Присев на унитаз, я попыталась привести в порядок свои мысли.

Итак, что только что произошло? Меня оттрахало четыре парня в туалете на глазах у кучи свидетелей. Завтра об этом будет знать вся школа. Но почему мне так пофиг? Может потому что я щас пьяная, а завтра буду об этом жалеть? Может и так. Но сейчас я в восторге, от этого приключения. И хочу ещё. Мне посрать, весь позор уже позади. Хочу ещё!

Попка болела - я никогда раньше не пробовала анальный секс - но эта боль только добавляла желания. Я вышла из туалета и пошла в бар. И тут поняла, что вместе с блузкой я выбросила деньги - они были в кармане. Благо, телефон я оставила вместе с сумочкой и пиджаком в гардеробе. А номерок от гардероба я отдала Антону, потому что мне он мне мешал. Та-ак, надо найти Антона.

Антона я нашла на танцполе. Он уже проснулся и теперь танцевал с какой-то девочкой. Я потянула его за руку, не дожидаясь, пока закончится танец.

- О, Катя! Ты чего разделась?

- Так, просто. Номерок у тебя?

- Какой номерок?

- От гардероба.

- Щас, - он порылся в карманах. - Да, вот, держи.

- Нет, пусть он будет у тебя. Только не теряйся. Купи мне выпить.

- Блин, Катя, я потратил все деньги, - он помолчал. - Щас, погоди. Я одолжу.

Он побежал одалживать у кого-то деньги, а я пока смотрела по сторонам. Внимания на меня, слава Богу, никто не обращал кроме той девочки, у которой я отобрала Антона. Она стояла немного в сторонке и молча на меня смотрела. Я подошла:

- Прости, подруга. Я его цепанула до тебя.

В ответ ничего не ответив, она отвернулась и ушла. Антон прибежал и мы пошли в бар.

- Ты чего в одном лифчике?

- Блузку потеряла.

- Ну ты даёшь. Тебя могут отсюда вывести.

- Ничего, не выведут. Тут много людей, и охранник меня не заметит.

- Ну ладно.

- Ты знаешь, что я ещё и без трусиков? - сказала я улыбаясь, когда мы уселись за столик.

- Да ладно.

Я молча раздвинула ножки, и Антон увидел во всей красе мою киску.

- Вау!

- Я оставила их в мужском туалете.

Антон смотрел на меня с восторгом. Мы сидели и пили пиво. Потом начали целоваться. Хорошо, что Антон не знал, что я только что сосала. Он запустил мне руку между ног и принялся ласкать киску.

- Может ты не против сделать ещё одну ходку в мужской туалет? - прошептал он мне.

- Я только за, - сказал я ему.

И мы пошли.

* * *

До туалета мы не дошли. Нас поймал охранник и ввиду того, что я в одном лифчике разгуливала по дискотеке, предложил нам тихо без скандалов убраться. Делать было нечего, конфликтовать не хотелось - это ни к чему у не привело бы -, и мы, забрав свои вещи из гардероба, пошли на улицу. Я одела пиджак поверх лифчика.

Снаружи было непривычно тихо. От этой тишины Антон почему-то потерял уверенность в себе и не решался ничего делать. Мы стояли на пороге и курили.

- Ну чего ты ждёшь? Забыл, что только что мне предлагал?

- Не забыл, - с серьёзным видом сказал Антон. - Щас докурим.

- Хорошо, - со смехом ответила я.

- Чего ты смеёшься?

- Ты смешной!

Мы докурили, и Антон сказал:

- Куда пойдём? - он явно чувствовал себя неловко.

- Ну-у, ты решай.

- Не хочешь в кафе какое-то зайти?

- Нет. Я же в одном лифчике и пиджаке. Хочу к тебе в гости.

- У меня дома родители.

Мне почему-то всё надоело, и если бы не огромное желание заняться сексом, я бы пошла домой.

- Ну блин. Значит придумай.

Антон молчал, а я всё больше теряла терпение:

- Анто-о-он! Я щас пойду домой.

- Идём в парк, - сказал он.

- Идём.

Было около десяти вечера и на улице было уже темно. Неподалёку от дискотеки был парк, обычно в такое время пустынный. Но сегодня, оказалось, он кишел народом - все гуляли в честь первого сентября. Свободную лавочку было найти нереально. Люди сидели даже на траве даже в самых глухих участках парка. Мы походили по аллеям, тщетно пытаясь найти свободное место. Я перестала выказывать такое нетерпение и раздражительность и положила голову Антону на плечо, а Антон обнял меня за талию.

Вместе с тем, как ушло моё нетерпение, к Антону пришла его уверенность. Мы о чём-то болтали, всё больше и больше съезжая к интимным темам. Как говорится, между нами пробежала искра. Мы оба это почувствовали и теперь даже не особо спешили.

Часов в одиннадцать я была уже полностью трезвая и замёрзшая. Антон почувствовал, как я дрожу. Когда мы проходили мимо продуктового магазина, Антон решил купить чего-то выпить, чтобы согреться.

- Что взять? - спросил он.

- Давай по-жёсткому.

- Водку?

- А давай.

Он пошёл в магазин, но через минуту вышел и сказал, что ему не продают спиртное, как несовершеннолетнему.

- Там продавец мужчина или женщина? - спросила я.

- Парень лет двадцати пяти.

- Давай деньги.

Я взяла деньги, расстегнула пиджак и зашла в магазин. Водку мне продали без вопросов. С торжествующим видом я вышла из магазина, махая бутылкой водки над головой.

- Катя, я теперь всегда тебя буду с собой брать!

Я с гордым видом застегнулась и положила водку Антону в рюкзак.

- Мы не купили поесть! - сказал он, когда мы уже отошли от магазина. - Не будем же мы водку просто так пить. Ладно купим в другом месте.

- Холодает, - сказала я.

- Да. И мне тоже холодно. У меня есть идея, - он достал телефон и набрал номер. - Виталик, привет, - говорил он в трубку. - Ты дома? Нет? Жаль. А далеко от дома? Да я хотел у тебя одолжить две курточки. Да, именно две. Потому скажу. А у что, тебя есть и женская? Ну давай, мы тебя ждём у тебя под подъездом. Потом расскажу. Да. Приходи.

- Кто это?

- Друг мой. Живёт недалеко.

Мы пошли к другу, который гулял где-то неподалёку. Друга долго ждать не пришлось. Это был парень наших лет, изрядно выпивший. Он вынес нам две мужские курточки и сказал:

- Ребята. Я часа через два буду дома. А родителей нет. Приходите ко мне.

- Хорошо, мы придём, - сказала я, видя, что Антон сомневается.

- Звони.


В супермаркете мы запаслись едой и напитком, чтобы запивать водку, и решили пойти на стадион, который был у нас рядом. Стадион этот принадлежал одному институту, и хорошего в нём было то, что на нём были трибуны с большим количеством скамеек. Найти место где сесть можно было в любое время.

Народу, как ни странно, на стадионе почти не было. Мы уселись вдали ото всех, на самой верхней трибуне. Это был уютный укромный уголок, сзади и сбоку закрытый кирпичной стеной, из-за которой там не было ветра. Было темно, стадион не освещался. С другого концpЧасов в одиннадцать я была уже полностью трезвая и замёрзшая. Антон почувствовал, как я дрожу. Когда мы проходили мимо продуктового магазина, Антон решил купить чего-то выпить, чтобы согреться.а трибуны доносились чьи-то голоса.

Мы разложили наши вещи на скамеечке и начали пить водку, запивая её газировкой и закусывая сухариками и чипсами.

- Сейчас бы картошечку тёпленькую и огурчики, - мечтательно сказал Антон.

- Если твой Виталик позвонит, мы можем заказать ему картошечку, - ответила я. - А огурцов купить в супермаркете.

- Катя, ты - гений! За тебя! - он поднял пластиковый стаканчик.

Вскоре мы постепенно согрелись, мне даже стало жарко. Антон взял меня на руки и начал целовать. Его руки снова очутились у меня под юбочкой, и я ощутила его пальцы у себя в киске.

- Катя, я никогда не встречал такой классной девушки как ты.

- А что тебе во мне нравится? - спросила я, раздвигая ножки, чтобы ему было удобнее меня ласкать.

- Твоя... э-э...

- Моя киска? - спросила я смеясь.

- Это само собой! Твоя... э-м-м...

- Доступность?

- Нет! Как раз недоступность. Ты мне сначала такой недоступной казалась.

“Эх, если бы ты знал, как я тебя поймала на крючок, ты бы так не говорил” - думала я.

- А ещё что? - спросила я.

- Ну много чего... Ты просто классная. Очень красивая и на общение приятная.

- А как ты относишься к тому, что я забыла свои трусики в мужском туалете?

- Мне это нравится. А если серьёзно, что ты там делала?

- А как ты сам думаешь?

- Ты была там с парнем?

- С парнями.

- И... всё серьёзно? Был секс с несколькими парнями?

- Тебя это отпугнёт? - спросила я, заранее зная ответ.

- Нет! Наоборот!

Я поцеловала его взасос и сказала:

- Я если ты узнаешь, что я сосала недавно? Целоваться не противно?

- Нет.

- Я сосала у троих парней. Они залили мне лицо спермой. А четвёртый имел меня в киску, и кончил в попку.

Моя рука лежала у него на штанах, и я почувствовала, как его член медленно встаёт. Я расстегнула ширинку и запустила руку ему в штаны. Антон для удобства расстегнул ремень на штанах и куртку, а я достала его член наружу.

- Блин, я гондоны не купил, - сказал Антон.

- Ничего, - сказала я. В том возрасте мы мало заботились о контрацепции и воспринимали её только как средство предотвращения беременности, а о заболеваниях мы даже не думали (и проносило же как-то!) - Полижи мне сначала.

Антон присел на корточки, а я сняла с себя куртку и, расстелив её на лавочке, расселась на ней с расставленными ногами. Моя юбка съехала на пояс. Антон прислонил лицо к моей киске, которая была покрыта гусиной кожей от ночной прохлады.

- Нравится? - спросила я.

- Очень, - и он прильнул к моему клитору, лаская его языком. Лизал он хорошо. Тем более для его возраста. Видно было, что он не впервые опускает свой язык в лоно девушки.

- Ты хорошо лижешь. Ты тренируешься?

- Иногда, - сказал он с улыбкой.

- У тебя есть девушка?

- Нет, - он отвечал время от времени отрываясь от процесса.

- А с кем ты там научился?

- Есть знакомая.

- У-у. Я её знаю? Она со школы?

- Нет. Потом расскажу.

Я получила клиторальный оргазм довольно быстро - Антон знал, что делать. Мы поменялись местами: он сел на скамейку, а я села напротив него на корточки. Его член был не большим, но очень красивым: он был слегка загнут кверху, на поверхности выступали вены. В паху всё было выбрито. Я обхватила его рукой и, надрачивая, взяла головку в рот. Член ещё больше затвердел и принял внушительные размеры. За два месяца практики с Максимом я научилась довольно неплохо заглатывать член, и с тех пор всегда это применяю. Антон был в восторге. Одной рукой я ласкала его яички, другой - водила рукой по члену, время от времени отпуская, чтобы взять его в рот полностью. Антон не мог сдерживаться, он стонал, задирая голову вверх.

- О, Катя!...

- Нравится? - спросила я, продолжая водить рукой.

- О да! Ты сосёшь лучше, чем... - он замолчал.

- Чем кто?

- Потом расскажу.

- Наверно я её знаю?

Он ничего не ответил, а только наклонил мою голову к своему члену. Теперь он начал двигать свои тазом, таким образом трахая меня в рот. Он взял меня за волосы и начал двигать моей головой в такт своим движениям. Я немного закашлялась, но продолжала сосать. Наконец член Антона выплеснул мне в горло напор тёплой спермы. Я глотнула всё и облизнулась.

Антон был в восторге от меня. Он вскочил, поставил меня раком, оперев об скамейку, задрал юбку, открыв мою попку, и вонзил член в киску сзади. Я не ожидала таких резких действий: он ведь только кончил, и я думала, что у него ничего не выйдет. Однако, я ошиблась: у него вышло всё отлично. Он трахал меня минут двадцать, практически не сбавляя темпа, лишь изредка останавливаясь, чтобы перевести дыхание. Первые минут пять я думала, что он вот-вот выдохнется, но он оказался выносливее, чем можно было предположить. Я кончила три раза - каждый раз всё сильнее. Последние минут пять я вообще забыла, где я нахожусь, и кричала во всё горло. Антон кричал тоже, шлёпая меня по заднице, и взяв меня за волосы. Когда я кончила в третий раз, Антон остановился, наблюдая за тем, как я извиваюсь на лавочке, издавая стоны и крики.

Отправить комментарий

0 Комментарии